Сердце можно лечить только сердцем

Если человеку с диагнозом «стеноз аорты» не сделать операцию по замене клапана, то срок его жизни сокращается на 10-30 лет. Такую операцию могут выполнить только кардиохирурги высочайшей квалификации. В 1978 году в Кемеровском кардиохирургическом центре под руководством академика Леонида Барбараша впервые для сердечно-сосудистой хирургии был использован биопротез собственного производства. За создание таких клапанов и разработку особого способа их консервации лаборатория получила множество международных премий, в том числе главную российскую медицинскую премию лучшим врачам России – Премию «Призвание».

 

В сердце человека – четыре клапана (митральный, трикуспидальный, аортальный и клапан легочной артерии). Клапан обеспечивает ток крови в организме в одном направлении, не давая ей вернуться назад. Если он не работает, кровь уже не циркулирует как прежде, а при каждом сокращении сердца движется то вперед, то назад. В результате у человека появляются боли, а организм недополучает кислород и медленно погибает.

Существует множество видов поражения клапанов: некоторые бывают у человека с рождения, другие он приобретает в течение жизни. Единственный путь спасения в этом случае – замена клапана.

Виды клапанов

При замене клапанов применяются современные механические и биологические модели. Какой из них установить, решает врач. Это зависит от многих факторов: возраста пациента, пола, стадии болезни, здоровья других органов. Дело в том, что механические клапаны служат от 20 до 40 лет и практически никогда не нуждаются в замене, зато требуют постоянного приема специальных медикаментов. Срок службы биологических клапанов составляет 10-15 лет, но дополнительно принимать лекарства при их установке не нужно. Правда, у них есть свой недостаток – со временем на них накапливаются соли кальция и они разрушаются. Причем у молодых пациентов изнашивание клапанов происходит быстрее, а с возрастом их разрушение замедляется.

Делают биологические клапаны в уникальной лаборатории. Ей может гордиться не только Кузбасс, но и вся наша страна.

За систему этих клапанов и особую форму консервации (то есть их сохранения) российские ученые получили множество премий, в том числе и самую престижную, которую руководителю лаборатории Ирине Журавлевой вручили в Копенгагене.

Биологические клапаны для человеческого сердца в Кемерове шьют из свиного перикарда (наружной оболочки сердца). Чтобы сделать один такой клапан для пересадки человеку, необходимо 500 животных.

Операция

К операциям по замене клапана кардиохирургов допускают не сразу. Необходимо ассистировать около десяти лет другим врачам, чтобы получить разрешение на самостоятельную работу.

Люди не напрасно боятся операций на сердце, ведь чтобы заменить клапан, сердце нужно остановить. Вначале пережимается аорта – сердце полностью выключается из кровообращения. Вместо сердца и легких работает аппарат искусственного кровообращения. В этом аппарате функцию легких выполняют цилиндры – оксигенаторы, в которых кровь насыщается кислородом, отдавая углекислый газ, а функцию сердца выполняет насос. У хирургов всего три часа, чтобы заменить неработающий клапан и вновь завести сердце. С этой минуты время начинает обратный отсчет.

Такие операции проводят в условиях охлаждения сердца. Это делается для того, чтобы сердечные клетки не требовали много кислорода – в холоде его нужно гораздо меньше. И только здесь в кардиохирургической операционной можно увидеть совершенно стерильный снег – им посыпают сердце. Правда доктор Барбараш говорит, что несмотря на это, «хирургу всегда жарко работать», потому что операция – это всегда эмоциональный стресс, ведь врачи ограничены по времени.

После установки клапана операция не заканчивается. Теперь предстоит главная ее часть – запуск сердца. Самый счастливый момент – это электрокардиограмма и кривая давления, появляющиеся на мониторе после операции. Именно с этой минуты жизнь начинает нормальный отсчет времени.

После протезирования клапана у пациента уходит боль и, соответственно, кардинально меняется качество жизни. Человек может прожить еще 30 – 40 лет, активно работая. Некоторые женщины даже рожают детей.

За свою жизнь доктор Барбараш пересадил тысячу таких клапанов. Столько же сделали его ученики, одним из которых является прекраснейший кардиохирург профессор Одаренко. Десятки тысяч спасенных пациентов – это их личный счет в пользу жизни. Хирурги под руководством доктора Барбараша знают, что лечить сердце можно только сердцем.
 

 

 

 

old.zdorovieinfo.ru

Не потерплю мздоимства. Кардиохирурги обеспечены достойной зарплатой, комфортным жильем. Пешком не ходим, у каждого есть личный транспорт. Хотя моя мечта – купить велосипед и больше упражняться физически. Это необходимо и для того, чтобы ежедневно носить на себе тяжелое хирургическое обмундирование. Мы занимаемся рентгенохирургией, для защиты от облучения хирург перед операцией надевает тяжелый жилет с защитными пластинами из свинца. – Что же вам мешает купить велосипед? – Да ничто не мешает. Надо выезжать за город, а на это не всегда есть время. Разве что в отпуске позволяю себе ходить в бассейн или на море. – Что принципиально изменилось в жизни людей с заболеваниями сердца и сосудов, когда в Новороссийске открылся Региональный сосудистый центр и, в частности, одно из его подразделений – кабинет рентгеноэндоваскулярных методов диагностики и лечения? –  В РСЦ люди имеют возможность бесплатно консультироваться. Если, например, кардиолог обнаруживает у пришедшего на прием симптомы заболеваний, он направляет больного к нам в кабинет на обследование. Метод коронарографии дает возможность увидеть проблемные участки в сосудистой системе сердца. Сейчас нами освоены все виды рентгенэндоваскулярных вмешательств на сосудах сердца. Что нам это дало? Гораздо меньшее количество пациентов мы стали отправлять в Краснодар на сложную полостную операцию на сердце, на аортно-коронарное шунтирование. – Я так понимаю, что вы – рентгенохирург? – Совершенно верно. А вообще-то, специальность называется «рентгенэндоваскулярные диагностика и лечение». Кстати, наше подразделение в структуре РСЦ хоть  и называется кабинетом (потому что имеем не несколько, а один ангиограф), но по сути уже почти четыре года успешно работает настоящее отделение рентгеноэндоваскулярных методов диагностики и лечения. В год мы проводим около тысячи восьмисот инвазивных операций на сосудах сердца и головного мозга. Мы добились снижения летальности. Это обусловлено прежде всего глубоким врачебным пониманием природных механизмов работы сердца. Я сторонник философского отношения к жизни и медицине. В любом отделении заведующий старается заложить свою школу, свои традиции лечения, обучения кадров, взаимодействия с пациентами. Я создал коллектив единомышленников. – Вы стараетесь донести людям постулаты здорового образа жизни? В чем они заключаются? – Здоровье начинается с доброжелательного, уважительного отношения друг к другу, будь то на работе или дома. Люди мучаются от стрессов, унижений. Это нужно устранять или научиться спокойно реагировать на невоспитанных людей. Это во-первых, а во-вторых, всем надо научиться прислушиваться к своему организму. Некоторые люди просто боятся обследоваться: а вдруг что-то найдут? Если найдут, муки будут гораздо легче при лечении, нежели при запущенном состоянии заболевания. – Назовите первые симптомы при сердечных патологиях? – У сердечников боль чаще всего локализуется за грудиной при физической нагрузке – при ходьбе, при подъеме по лестнице, поднятии тяжестей. Жжет, печет в груди, отдает в левую лопатку или руку, иногда в челюсть. Бывает, когда симптомы могут протекать атипично, например, запекло в животе. Лечатся от гастрита, а в итоге к нам попадают с инфарктом. Одышка, перебои в области сердца – это тоже одни из показателей сердечных заболеваний. Если появились симптомы, которые мешают жить, делать повседневную работу, нужно отложить все, найти время, набраться терпения в очереди к врачу, но обязательно попасть к нему. Сердечную боль нельзя терпеть, нужно срочно вызывать «Скорую помощь». Пациента с острым нарушением коронарного кровообращения надо спасать в первые часы от начала приступа, чтобы не допустить большого поражения клеток, лишенных кровотока. Поэтому не сокращайте себе жизнь! Мы готовы работать на благо пациента, если он сам готов себе помогать. – В каком возрасте чаще всего возникают сердечно-сосудистые патологии? – Инфаркт миокарда, к великому сожалению, молодеет. Бывало, что я своих ровесников, которым было по 28-29 лет, оперировал. Но это, конечно, нетипично. По нашему отделению средний возраст оперируемых – 59 лет. Мужчины болеют сосудистыми заболеваниями сердца и головного мозга чаще, чем женщины. К факторам риска относятся наследственность, гипертоническая болезнь, курение, малоподвижный образ жизни, хронический стресс.  Не забывайте наблюдать за своим артериальным давлением. У здорового человека оно не превышает 120 на 80. – Вы курите? Как снимаете усталость? – Не курю. Это бессмысленно. А вот без стрессов врачу не обойтись. У меня они связаны с состраданием к больному. Я без этого не могу. И ничего тут не поделать. Очень сложно сочетать и хладнокровие, и сострадание одновременно. Я учусь. Я всю жизнь учусь. Я давно пришел к вере, без молитвы в операционную не вхожу, несколько молитв читаю наизусть. Мне один пациент даже подарил икону с образом Иисуса Христа, она стоит в ординаторской.   – Кто дома рядом с вами? Есть ли кому улыбнуться в трудные часы? Например, когда человек умер у вас на глазах? – О таких моментах лучше не думать. После летальных исходов я не сплю ночами, а тело, не поверите, наливается такой тяжестью и болью, что лучше бы сам умер. Спасибо жене Татьяне, она умеет находить такие слова, после которых мне намного легче. К счастью, она работает рядом, занимается ультразвуковой диагностикой в РСЦ.

www.novo-city.ru

 

 

Олег Владленович Белоусов, заведующий отделением неотложной кардиологии центральной городской больницы, 51 год. Дважды «Человек года»: в 2007-м он получил диплом «За доброту и милосердие», а в 2008 обладатель диплома Образцовый руководитель». Главный внештатный кардиолог города и района.

 

 

Родился в Коврове. Учился в 15 школе. Родители не были врачами, они инженеры. До меня только родная тетя была врачом. А после меня пошло: родная сестра врач-лаборант, двоюродная сестра и племянник в медицине. 

Пока учился в школе, мыслей стать врачом вообще не было. Направление в медицину дала мама. У нас был разговор: куда дальше идти? Она сказала: «По складу характера, может, тебе попробовать медицину, я думаю, у тебя получится». Поступил в Горьковский государственный медицинский институт имени Кирова. Сейчас это Нижегородская медицинская академия. 

Я не совру, учиться было тяжело во всех отношениях. На то время вуз очень котировался в СССР. Мощнейший преподавательский состав, профессора с регалиями. 

Все годы учился на стипендию. Средний балл в школе у меня был гроссмейстерский 4,5, а в институте – 4,71. Из 300 человек на курсе диплом я получал по списку 51-м. Это подчеркивает, какой высокий был уровень выпуска. Много отличников, много с красным дипломом. Сильный выпуск. 

Пять лет студенты постигают азы медицины одинаково. После идет разделение на 3 больших потока: терапевты, хирурги и анестезиологи, акушерство и гинекология. Естественно, все парни были в романтических мечтаниях о хирургической специальности. 

 

 

Другого как будто не бывает. Меня это тоже не обошло, поначалу было желание стать хирургом. Но в известной в Нижнем пятой клинической больнице была кафедра профессора Александра Исааковича Гефтера, заведовала там Кетавань Васильевна  Зверева. На этой кафедре мне привили любовь к терапии, в частности к кардиологии, которой я посвятил всю оставшуюся жизнь.

Окончил учебу в 1985 и приехал в интернатуру по месту распределения. Я был распределен в Ковров. Прошел интернатуру в центральной городской больнице (сейчас КГБ №2). Руководителем интернатуры был заведующий терапевтическим отделением №1 Вадим Серафимович Грабкин, которого я по праву считаю своим учителем. 

В то время работать в его отделение было почетно и престижно. Можно даже сказать, что он создал свою школу терапевтов-кардиологов в Коврове. Многие благодарны ему за этот год интернатуры. Вадим Сермафимович поступал со своими учениками по «системе» Боткина, который советовал поступать с новичками, как с новорожденными щенками: бросать их в воду, кто выплывет, с теми нужно возиться, из них получится толк. Нам сразу давали максимум самостоятельности. Но работали мы все равно под контролем.

Будучи у него молодым врачом, я дежурил однажды в ночную смену как терапевт, и мне удалось диагностировать редкий случай — синдром Мейгса. Это патология яичников у женщины. Диагностировал его чисто клинически: расспросил, посмотрел. Конечно, в этом была доля предположения, но потом оно подтвердилось. Ей сделали операцию, опухоль удалили. Вадим Серафимович узнал об этом и, не расспрашивая ни о чем, просто при встрече пожал руку, поздравляя меня с этим успехом.

 

 

Олег Владленович Белоусов: 

«Инфаркт миокарда — это тяжелое заболевание, поскольку сопряжено с высоким риском смертности. Это наш общий враг, а врага нужно знать в лицо. Поэтому при возникновении инфаркта миокарда, основным симптомом которого является боль за грудиной, пациенту очень важно принять быстрое и грамотное решение»

 

 

В 1996 году Вадимом Серафимович передал мне заведование отделением. Но в этом же году мне предложили перейти в медсанчасть завода имени Дегтярева (сейчас ЦГБ). Там в то время заведовала отделением кардиологии Галина Ивановна Наумова. И я перешел в простые врачи, но с перспективой возглавить отделение. В 2003 году я возглавил сначала кардиологическое отделение, а в 2010 году по Федеральной программе организации сосудистых центров здесь открылось новое отделение – неотложная кардиология, которое я в данный момент и возглавляю. 

Отделение рассчитано на 30 коек, но фактически пациентов лечится гораздо больше. Основная паталогия — это инфаркт миокарда, предынфарктное состояние. Инфаркт миокарда развивается в результате тромбоза в коронарных артериях. Поэтому стратегическая задача лечения — растворить тромб, «открыть» коронарную артерию. Для этой цели используется целый ряд тромботических средств. И в первую очередь тромболитические препараты.

В предупреждении ишемической болезни сердца и ее прогрессировании важное место отводится профилактике, которая заключается, в первую очередь, в борьбе с факторами риска. Основными из которых являются курение, гипертония, повышенный холестерин в крови, сахарный диабет и ожирение. 

Также влияют наследственность, возраст и пол. Мужчины более подвержены ишемической болезни сердца. А женщины до поределенного времени защищены от этого заболевания женскими гормонами. 

Общепризнанно, что на возниконовение инфаркта влияет стресс, физическая перегрузка. Это правда. Но нельзя забывать о таком состоянии, как депрессия. 

 

Гениальна фраза известного американского кардиолога Уайта Дадли:

«Болезнь сердца в возрасте до 80 лет – это ошибка самого человека, а не божья воля или действие природы».

 

Инфаркт миокарда — это тяжелое заболевание, поскольку сопряжено с высоким риском смертности. Это наш общий враг, а врага нужно знать в лицо. Поэтому при возникновении инфаркта миокарда, основным симптомом которого является боль за грудиной, пациенту очень важно принять быстрое и грамотное решение. Если боль продолжается более 5 минут после повторного приему нитроглицерина с интервалом в 5 минут, необходимо немедленно вызвать машину скорой помощи, предварительно разжевав 250 мг аспирина.

В дальнейшем все зависит от того, насколько быстро приедет скорая помощь. Очень важно неотложную помощь оказать в течение первого часа от начала развития заболевания. Этот час по праву называется «золотым».

Когда меня спрашивают, какими качествами должен обладать врач, я отвечаю – доброта, терпение, порядочность и честность. А если говорить о кардиологе, то есть замечательное выражение: «Сердце можно лечить только сердцем. Если после беседы с врачом пациенту не стало легче, то это не врач». Таким девизом должен руководствоваться каждый врач-кардиолог.

 

интервью впервые было опубликовано в глянцевом журнале айковров декабрь 2012-январь 2013 (# 11)

 

www.ikovrov.ru

Не потерплю мздоимства. Кардиохирурги обеспечены достойной зарплатой, комфортным жильем. Пешком не ходим, у каждого есть личный транспорт. Хотя моя мечта – купить велосипед и больше упражняться физически. Это необходимо и для того, чтобы ежедневно носить на себе тяжелое хирургическое обмундирование. Мы занимаемся рентгенохирургией, для защиты от облучения хирург перед операцией надевает тяжелый жилет с защитными пластинами из свинца.

– Что же вам мешает купить велосипед?
– Да ничто не мешает. Надо выезжать за город, а на это не всегда есть время. Разве что в отпуске позволяю себе ходить в бассейн или на море.

– Что принципиально изменилось в жизни людей с заболеваниями сердца и сосудов, когда в Новороссийске открылся Региональный сосудистый центр и, в частности, одно из его подразделений – кабинет рентгеноэндоваскулярных методов диагностики и лечения?
–  В РСЦ люди имеют возможность бесплатно консультироваться. Если, например, кардиолог обнаруживает у пришедшего на прием симптомы заболеваний, он направляет больного к нам в кабинет на обследование. Метод коронарографии дает возможность увидеть проблемные участки в сосудистой системе сердца. Сейчас нами освоены все виды рентгенэндоваскулярных вмешательств на сосудах сердца. Что нам это дало? Гораздо меньшее количество пациентов мы стали отправлять в Краснодар на сложную полостную операцию на сердце, на аортно-коронарное шунтирование.

– Я так понимаю, что вы – рентгенохирург?
– Совершенно верно. А вообще-то, специальность называется «рентгенэндоваскулярные диагностика и лечение». Кстати, наше подразделение в структуре РСЦ хоть  и называется кабинетом (потому что имеем не несколько, а один ангиограф), но по сути уже почти четыре года успешно работает настоящее отделение рентгеноэндоваскулярных методов диагностики и лечения. В год мы проводим около тысячи восьмисот инвазивных операций на сосудах сердца и головного мозга. Мы добились снижения летальности. Это обусловлено прежде всего глубоким врачебным пониманием природных механизмов работы сердца. Я сторонник философского отношения к жизни и медицине. В любом отделении заведующий старается заложить свою школу, свои традиции лечения, обучения кадров, взаимодействия с пациентами. Я создал коллектив единомышленников.

– Вы стараетесь донести людям постулаты здорового образа жизни? В чем они заключаются?
– Здоровье начинается с доброжелательного, уважительного отношения друг к другу, будь то на работе или дома. Люди мучаются от стрессов, унижений. Это нужно устранять или научиться спокойно реагировать на невоспитанных людей. Это во-первых, а во-вторых, всем надо научиться прислушиваться к своему организму. Некоторые люди просто боятся обследоваться: а вдруг что-то найдут? Если найдут, муки будут гораздо легче при лечении, нежели при запущенном состоянии заболевания.

– Назовите первые симптомы при сердечных патологиях?
– У сердечников боль чаще всего локализуется за грудиной при физической нагрузке – при ходьбе, при подъеме по лестнице, поднятии тяжестей. Жжет, печет в груди, отдает в левую лопатку или руку, иногда в челюсть. Бывает, когда симптомы могут протекать атипично, например, запекло в животе. Лечатся от гастрита, а в итоге к нам попадают с инфарктом. Одышка, перебои в области сердца – это тоже одни из показателей сердечных заболеваний. Если появились симптомы, которые мешают жить, делать повседневную работу, нужно отложить все, найти время, набраться терпения в очереди к врачу, но обязательно попасть к нему. Сердечную боль нельзя терпеть, нужно срочно вызывать «Скорую помощь». Пациента с острым нарушением коронарного кровообращения надо спасать в первые часы от начала приступа, чтобы не допустить большого поражения клеток, лишенных кровотока. Поэтому не сокращайте себе жизнь! Мы готовы работать на благо пациента, если он сам готов себе помогать.

– В каком возрасте чаще всего возникают сердечно-сосудистые патологии?
– Инфаркт миокарда, к великому сожалению, молодеет. Бывало, что я своих ровесников, которым было по 28-29 лет, оперировал. Но это, конечно, нетипично. По нашему отделению средний возраст оперируемых – 59 лет. Мужчины болеют сосудистыми заболеваниями сердца и головного мозга чаще, чем женщины. К факторам риска относятся наследственность, гипертоническая болезнь, курение, малоподвижный образ жизни, хронический стресс.  Не забывайте наблюдать за своим артериальным давлением. У здорового человека оно не превышает 120 на 80.

– Вы курите? Как снимаете усталость?
– Не курю. Это бессмысленно. А вот без стрессов врачу не обойтись. У меня они связаны с состраданием к больному. Я без этого не могу. И ничего тут не поделать. Очень сложно сочетать и хладнокровие, и сострадание одновременно. Я учусь. Я всю жизнь учусь. Я давно пришел к вере, без молитвы в операционную не вхожу, несколько молитв читаю наизусть. Мне один пациент даже подарил икону с образом Иисуса Христа, она стоит в ординаторской.
 
– Кто дома рядом с вами? Есть ли кому улыбнуться в трудные часы? Например, когда человек умер у вас на глазах?
– О таких моментах лучше не думать. После летальных исходов я не сплю ночами, а тело, не поверите, наливается такой тяжестью и болью, что лучше бы сам умер. Спасибо жене Татьяне, она умеет находить такие слова, после которых мне намного легче. К счастью, она работает рядом, занимается ультразвуковой диагностикой в РСЦ.

novorab.ru